Митрополит Саратовский Лонгин: Причащаться за Литургией без присутствия накануне на Всенощном бдении недопустимо – Приход храма святого Архистратига Михаила а.г.Зембин

Митрополит Саратовский Лонгин: Причащаться за Литургией без присутствия накануне на Всенощном бдении недопустимо

Глава Саратовской митрополии обратил внимание верующих на то, что Причащение должно быть для них увенчанием суточного богослужебного круга…

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин в ходе встречи с прихожанами саратовских храмов в актовом зале Свято-Троицкого кафедрального собора оправдал священника, который отказал одному из прихожан в Причастии в связи с тем, что тот не был накануне на Всенощном бдении, и напомнил верующим, Причастие — это увенчание суточного богослужебного круга, сообщает портал «Православие и современность».

«Я пошел в храм причаститься. Готовился, исповедался, но священник меня не допустил к Причастию. Я спросил: „Почему?“, а он сказал: „Вы в субботу на всенощном бдении не были“. Правильно ли поступил священник?», — задал вопрос один из присутствовавших на встрече верующих.

«Священник абсолютно прав. И я часто об этом говорю», — ответил владыка, приведя в пример печальную статистику, которая свидетельствует о том, что на Всенощное бдение в православные храмы ходит значительно меньше прихожан, чем на Литургию.

«Вчера на Всенощной в Троицком соборе было человек 240, на ранней Литургии сегодня — 200 человек и на поздней примерно столько же, всего чуть более 400. В Покровский храм на Всенощное бдение приходят от 150 до 250 человек, на две воскресные Литургии — от 500 до 700. То есть на Всенощную ходит в два, а то и в три раза меньше людей, чем на Литургию», — заметил архипастырь.

Говоря о причинах отказа священника в Причастии, митрополит Лонгин отметил, что «Причащение — это не нечто взятое само по себе. Это увенчание молитвенного труда, завершение суточного богослужебного круга. На мой взгляд, побывать на всенощном бдении, и при этом побывать осознанно, гораздо важнее, чем вычитать каноны».

«К сожалению, большинство людей вообще не понимают, что на вечерней службе происходит: приходят к помазанию и уходят. Помазание становится кульминацией вечернего богослужения. Как только оно начинается, народ толпой идёт к нему, а служба для большинства присутствующих на этом заканчивается — начинаются разговоры, шум, гам, активное общение. На клиросе что-то читается, поется — это уже совершенно никому не нужно, хотя на самом деле именно это центральная часть богослужения: мы вспоминаем и прославляем события, ради которых и собрались в церковь», — заключил архипастырь.

Русская линия